Вернуться к обычному виду

«Ставка на семью»

02.03.2018

«Ставка на семью»

Государство меняет приоритеты, делая ставку на семьи с детьми. Родителей малышей, родившихся в 2018-м, ждут очень неплохие пособия, запущены льготная ипотека и ряд других социальных проектов. Материальное положение граждан должно улучшиться и с повышением минимальной зарплаты, выправлением ситуации на рынке труда. Об этих и других изменениях рассказала в интервью газете «Республика Башкортостан» министр семьи, труда и социальной защиты населения республики Ленара ИВАНОВА.

- Ваше ведомство именуется теперь министерством семьи, а в республике объявлен Год семьи. Чего ждать в ближайшем будущем?

 — Управление семейной политики в министерстве было создано в ноябре прошлого года. Направлений работы два: координация государственной семейной политики и сопровождение семьи, включая социальную профилактику. В ближайшее время будет запущен ряд социальных проектов: по профилактике разводов с привлечением профессиональных медиаторов, по подготовке к семейной жизни совместно с органами загс, по безопасности в интернете и другие.

На 19 мая назначен республиканский родительский форум, а в следующем году — аналогичный форум российского масштаба.

- В этом году родителям первенцев начали выдавать новые пособия. Однако возможностью воспользовались единицы. Почему?

 — Действительно, активности пока не наблюдается. На начало февраля в республике родилось более 1,5 тысячи детей, а заявлений на 20 февраля подано 67. Я рассуждаю так: родителям пока не до этого. Надо выписаться из роддома, оформить свидетельство о рождении и другие документы, решить множество бытовых проблем. Хотелось бы, конечно, чтобы люди активизировались. Мы их ждем с нетерпением: наши службы полностью готовы, деньги есть. Тем более что размер пособия очень высокий, я бы сказала, беспрецедентный — около 9 тысяч рублей. И планка по среднедушевым доходам хорошая: полтора прожиточных минимума, на семью из трех человек это более 42,7 тысячи рублей. Тут есть, правда, такой момент: в первое время после рождения ребенка у семьи хорошие доходы. Пособия по беременности и родам, по рождению ребенка, по уходу за ребенком — все это входит в доход семьи. И рассчитывается он не за три, а за двенадцать последних месяцев, причем до вычета подоходного налога. Вполне может получиться, что в первый период права на поддержку у семей не возникает. Положено ли им пособие, родители могут выяснить с помощью онлайн-консультанта на сайте нашего министерства, а также республиканского центра соцподдержки населения.

- Сколько семей, по прогнозам, смогут получать пособие на первенца? Способна ли эта мера повлиять на рождаемость?

 — По предварительным прикидкам, воспользоваться возможностью смогут 19,7 тысячи семей. Как правило, это молодые родители с невысокими доходами. Новое пособие подтолкнет к рождению ребенка и семьи, которые откладывали это событие из-за материальных проблем. Предполагать резкий рост рождаемости было бы слишком смело. Но если в нынешнем году родится столько же детей, сколько в 2017-м, — это будет успех. Дело в том, что количество женщин детородного возраста стремительно снижается, и вся надежда на то, что они будут заводить не по одному, а по два-три ребенка. Для этого у будущих родителей должна быть уверенность в завтрашнем дне. Значит, поддержка семей должна возрастать, нужно постоянно думать, как дальше стимулировать рождаемость. Однако есть и другая сторона вопроса. В решении стать родителями материальный фактор все больше отодвигается на второй план. Об этом свидетельствуют социологические исследования. Поэтому решать проблему рождаемости необходимо и другими способами. Как сказал Глава Республики на прошедшем 20 февраля расширенном заседании коллегии Министерства, для людей гораздо важнее институты социального развития, чтобы они были вовлечены в экономические процессы, общественную жизнь, чувствовали свою востребованность. Из пяти главных факторов, которые дают человеку удовлетворение от жизни, на первом месте стоят семейные отношения, финансовая ситуация — лишь на втором. И неоднократно в ходе выступления Главы региона звучала мысль, что меры социальной поддержки должны быть усилены грамотной организационной работой по практической реализации семейной политики, межведомственной координацией на республиканском и местном уровнях. Так что нашему Министерству поручено выступать инициатором проектов, образовательных, просветительских программ по укреплению семейных ценностей, формированию ответственного родительства. И вообще, влиять на повышение рождаемости и повышение потребности в детях одинаково сложно. Для этого надо изменить всю систему ценностей, сделать так, чтобы дети были важнее новой квартиры или поездки за границу.

- Новые пособия начали получать и семьи, где родился третий ребенок. Можно ли надеяться, что в республике станет больше многодетных?

 — Прогноз — дело неблагодарное, но при общем снижении рождений число многодетных семей в республике растет. Мы ожидаем, что в нынешнем году это пособие будут получать 9,8 тысячи семей. Будем анализировать, как сработают новые меры. Возможно, что-то в них понадобится поднастроить.

- Сейчас на помощь государства могут рассчитывать только малоимущие. В 1980 — 90-е годы детское пособие давали всем. Как вы относитесь к идее вернуть прежний порядок?

 — Сейчас политика адресности только усиливается. Я думаю, это нормально. Наши службы помнят, как за пособиями приезжали на «ленд крузерах» женщины в норковых шубах.

- За рубежом в ходу и другие формы помощи семьям с детьми: гарантированное место в детсаду и компенсация платы, снижение и освобождение от налогов, доступное жилье, бесплатное образование. Не считаете ли вы, что именно такие меры могли бы положительно повлиять на рождаемость?

 — Конечно, государству нужно активнее заниматься семьями, создавая для них все условия. Тогда люди, размышляющие, рожать или нет, будут принимать положительное решение. А если условий нет, они скажут: какой ребенок, самим бы выжить. Надо, чтобы у людей росли доходы. Чтобы малышам гарантировали места в детсаду и яслях. Абсолютно поддерживаю и предложения по поводу налоговой просемейной политики — это нужно лоббировать. Будем развивать семейный отдых и туризм, надеюсь, что застолбим «Семейные выходные». Постараемся также пробить семейные тарифы, чтобы ходить куда-то с семьей было выгоднее.

- Если бы люди получали достойную зарплату, пособия платить бы не пришлось. Пока доходы населения, по данным статистики, падают. Изменится ли ситуация в ближайшем будущем?

 — Вы не совсем правы. Хоть и незначительно — на 1 процент, но среднедушевые доходы населения в 2017 году выросли. Зарплата в номинальном выражении в 2017 году увеличилась на 6,7 процента, превысив 30 тысяч рублей. В реальном выражении она возросла на 3,7 процента. Также погашен долг перед работниками по зарплате в 1,5 миллиарда рублей. По сравнению с предыдущим годом сумма выплаченной задолженности возросла в два раза.

- Жизнь в республике дорожает, а прожиточный минимум не растет. Чем это объяснить?

 — Прожиточный минимум — это денежный эквивалент потребительской корзины. Что в нее входит, определяет федеральное законодательство: столько-то граммов картофеля, столько-то мяса. Цены мы берем цены из статистики, перемножаем, и получается прожиточный минимум. Последний раз состав потребительской корзины утверждали пять лет назад, а в 2017-м ее не пересмотрели. Между тем она сильно устарела и не отражает потребление, сложившееся сейчас. Одну половину в ней составляют продукты питания, другую — непродовольственные товары и услуги. Между тем, по мнению экспертов, товары и услуги должны занимать больше места. Например, люди сейчас платят за интернет, это неотъемлемая часть расходов. Много денег уходит на транспорт, ЖКХ, образование, культуру — те же походы в кино отнюдь не дешевы. Рано или поздно мы уйдем от прожиточного минимума к понятию минимального потребительского бюджета. То есть от стоимости физического выживания к стоимости воспроизводства.

- Минимальная зарплата в республике повысилась до 10,9 тысячи рублей. Сколько работников получают «минималку» и в силах ли работодатели, особенно в малом бизнесе, поднять ее до требуемого размера?

 — Приведу последние из имеющихся данных — за апрель 2017 года, с тех пор ситуация не сильно изменилась. На государственных и муниципальных предприятиях зарплату до 7,5 тысячи рублей получали 3,5 процента от общей численности работников, от 7,5 до 9 тысяч рублей — 6,6 процента, от 9 до 10,6 тысячи рублей — 5,7 процента. По статданным, с учетом предприятий других форм собственности, минимальную зарплату получают 12,5 процента жителей республики или около 500 тысяч человек. Напомню, с 1 января нынешнего года МРОТ в Башкирии составляет 10,9 тысячи рублей. На днях Госдума приняла законопроект о повышении «минималки» до уровня российского прожиточного минимума с 1 мая, соответственно, в республике с учетом уральского коэффициента размер минимальной зарплаты достигнет 12,8 тысячи рублей. Предпринимателям, конечно, будет сложно резко поднять зарплату, особенно в некоторых отраслях — например, в сельском хозяйстве.

- Министр труда России Максим Топилин в интервью «РГ» назвал Башкирию в числе регионов, где доходы населения значительно выше прожиточного минимума. Согласны ли вы с оценкой, что мы живем очень хорошо?

 — Это очень интересный момент. Скажу как человек, который регулярно бывает на всероссийских и международных мероприятиях: к нам относятся очень уважительно, считают регион достойным, богатым, солидным. По зарплате республика занимает среди регионов 40-е места. Однако по уровню среднедушевых доходов населения мы стабильно держимся в середине 20-х. Все дело в том, как считать. Данные по зарплате отражают только сегмент, который наблюдает статистика. А доходы — это не только зарплата, но и проценты от вкладов, сдачи недвижимости в аренду. Почти 150 тысяч жителей республики зарабатывают на «северах», а тратят деньги в Башкирии. Косвенное подтверждение состоятельности граждан — уровень цен на недвижимость и объем рынка автомобилей. По этим показателям мы очень неплохо смотримся. К примеру, по рынку автомобилей республика в первой четверке после Москвы, Санкт-Петербурга и Краснодарского края. Действительно, все говорят, когда приезжают: у вас ездят хорошие машины. Поэтому с оценкой Максима Топилина, что мы не бедный регион, я в принципе согласна.

- Меняется ли в лучшую сторону ситуация с безработицей?

 — Общая безработица измеряется по методологии Международной организации труда: каждый месяц органы статистики опрашивают по случайной выборке 2,5 тысячи жителей городов и районов республики. Общий смысл вопросов таков: имеет ли человек работу, ищет ли ее, готов ли приступить к ней в течение двух недель. Исходя из ответов, определяют, безработный он или нет. Результаты этих опросов показывают, что экономическая ситуация у нас выправляется, общая безработица падает. Оздоровление отмечается и на регистрируемом рынке труда: уменьшается дисбаланс между спросом и предложением в плане квалификации работников. Скажу больше: перелом произошел, мы идем в правильном направлении, просто невозможно делать это быстро. У нас любят говорить, что не открываются новые крупные предприятия. Это правда. Но нужно понимать, что современная экономика не предполагает строительства огромных заводов. Производство, наоборот, становится мобильным, многие вещи уходят в интернет, а экономика становится больше сервисной. Но рабочие места все равно создаются. Благодаря одним только проектам, которые будут реализованы по итогам прошедшего на днях в Сочи инвестиционного форума, в республике появятся сотни новых рабочих мест.

- Как будут помогать тем, кого сократили?

 — Безработных в республике стало меньше. На 1 января 2017-го их было почти 23,6 тысячи человек, на начало нынешнего года — 20,7 тысячи. При этом количество вакансий возросло с 32,4 до 42,9 тысячи. Ситуацию с увольнениями держим под контролем, еженедельный мониторинг проводится по всем хозяйствующим субъектам. Всех, кто высвобождается, мы видим и сразу принимаем меры — предоставляем пособия, даем возможность переучиться. Сейчас проблема возникла с птицеводческим комплексом имени Гафури в Мелеузовском районе — за полгода там уволили около тысячи человек. Служба занятости прилагает все силы, чтобы людей переучить и трудоустроить в соседних городах — Кумертау, Салавате, Ишимбае. Правительство, конечно, пытается возродить предприятие, но на этом этапе важно людей не потерять. У нас уменьшилось число работников под риском увольнения — с 11,1 до 10,6 тысячи человек. В два раза сократилось число работников, которые трудятся неполный день или неделю, их сейчас 2,2 тысячи человек.

- Трудней всего найти работу молодежи: выпускникам школ, вузов. Могут ли они рассчитывать на поддержку?

 — Выпускники школ — это тема профориентации. Последние три года были переломными, особенно 2017-й. Ситуация выправляется: ребята лучше стали относиться к рабочим, инженерным профессиям, чаще выбирают в качестве предметов ЕГЭ физику, математику. Это результат огромной совместной работы с федеральным центром, министерствами образования России и республики. Десятки тысяч детей побывали на предприятиях, попробовали себя в пятидесяти профессиях на фестивале «Проффест». Востребованы и зональные мини-Проффесты — в прошлом году мы провели их в Зауралье и на северо-востоке республики. В этом году работу будем продолжать. Что касается выпускников вузов, то им нужно больше ориентироваться на практику. Если какой-то студент хорошо учится и уверен, что его, отличника, работодатели с руками оторвут, то он страшно заблуждается. Без опыта работы он работодателю вообще не интересен. Поэтому, не тратя времени попусту, еще во время учебы надо приобретать хоть какие-то профессии. Сумеет попрактиковаться по своей специальности — молодец, нет — надо получить хоть какой-то опыт. И вообще, учиться теперь придется всю жизнь: все стремительно меняется. Идеально приобретать два образования, дополняющие друг друга. Растет востребованность в смешанных специальностях — врачах, умеющих работать с большими данными, маркетологах, разбирающихся в психологии. И, конечно, нужны знания в области IT. Все мы должны быть сначала айтишниками, а уже потом инженерами, юристами, преподавателями.

- Один из трендов — трудоустройство инвалидов. Что нового в этой области?

 — С инвалидами мы учимся работать индивидуально. Получив из медико-социальной экспертизы заключение, что инвалиду показана трудовая реабилитация, мы с учетом его квалификации стараемся подобрать рабочее место прямо под него. Плюс к этому отрабатываем новую методику — трудовое сопровождение. Предварительно общаемся с работодателем, трудовым коллективом, чтобы он принял этого инвалида. В прошлом году по этой методике мы устроили на семь предприятий 22 инвалида. Пока это Уфа, но будем распространять ее на всю республику. Вообще через службу занятости мы устроили на работу 2 тыс. 172 инвалида, в то время как в 2016-м — чуть больше тысячи. Еще 200 инвалидов направили на профессиональное переобучение.

- Часть работодателей по-прежнему не боится предлагать претендентам трудиться нелегально. Не планируете изменить формат работы, чтобы она давала больший эффект?

 — За прошлый год на трехстах предприятиях выявлено 34,1 тыс. нелегальных работников. Контрольный показатель перевыполнен на 32,2 процента, что вывело республику на седьмое место в России и второе — в Приволжском округе. Всего за три года трудовые отношения оформили 185 тысяч человек. Финансовый результат данной работы, в том числе в виде поступления налогов и страховых взносов, превысил 2,5 миллиарда рублей. В нынешнем году планируется вывести из тени 30,1 тысячи человек. Добавлю, что в конце минувшего года были внесены изменения в статью 360 Трудового кодекса. Теперь Гострудинспекция может проверить организацию по любому обращению — даже если теща, у которой зять не оформлен, ее просто назовет. Нарушать трудовое законодательство стало невыгодно из-за больших штрафов. Понимаю, что оформление по трудовому договору — это нагрузка на работодателя, с ростом МРОТ — дикая нагрузка, расходы возрастают на треть. Но я всегда говорю: когда вы начинаете бизнес, сразу планируете не оформлять людей? Бизнес-план надо строить исходя из легальных отношений. Мои слова многим бизнесменам не понравятся. Но государство свой выбор сделало, оно движется в сторону цивилизованного рынка труда. Давайте это учитывать, когда начинаем работать. Надо понимать и такой момент: если вы не оформляете человека, вы обрекаете его на проблемы в будущем. Вспомните женщин, которые в 1990-е годы вставали за прилавок, ездили с клетчатыми сумками за товаром в Турцию. У них впереди нищета: стажа у них нет, и в трудовой пенсии им откажут. Поэтому только оформление, только легальные отношения.

- В прошлом году одиноких пожилых людей и инвалидов стали устраивать в приемные семьи. Насколько успешным оказался опыт?

 — Дело это мы только начинаем осваивать. И главное, что я своим сотрудникам говорю: не дай бог возьмут пожилого человека ради денег и будут держать впроголодь, а мы ничего не узнаем. Когда берут ребенка, его видно: он ходит в детский сад, в школу. А здесь человек зачастую находится в четырех стенах. Это страшные вещи. Поэтому сейчас идет глубокая проработка с органами опеки добросовестности каждой семьи. Ее обязательно обучают, сопровождают. Потому что это очень серьезно — взять чужого человека в дом. В республике уже созданы 24 приемные семьи. В проекте участвуют семьи из Уфы, Дюртюлей, Мелеуза, Сибая, Стелитамака, Туймазов и нескольких сельских районов — Архангельского, Аургазинского, Илишевского, Караидельского, Кушнаренковского, Уфимского. Опыт оказался успешным — пожилые люди ведут полноценный образ жизни, участвуют в посильной работе по дому, им гарантированы уход и забота. В нынешнем году на создание приемных семей из бюджета республики выделено 9,8 миллиона рублей. Обрести семью смогут более 120 пожилых людей и инвалидов.

- В республике начали создавать пансионаты для пожилых. Насколько они востребованы?

 — Открытие частных пансионатов сегодня — это тренд. Сейчас они создаются в селе Акмурун Баймакского района, в селе Ногуши Белокатайского района, в Сибае. Прошлым летом также при поддержке государства открыт пансионат для пожилых в селе Ирсаево Мишкинского района. Появление таких учреждений позволило ликвидировать очередь в социальные стационары, в которой несколько лет назад числилось 4 тысячи человек. С 30 до 40 тысяч увеличилось количество граждан, получающих социальную помощь. Кроме того, в пансионат теперь можно устроить пожилых людей, не относящихся к малоимущим.

- В конце минувшего года стало известно, что бесплатные соцуслуги на дому сможет получать большее количество нуждающихся, а их список расширится. Можно об этом подробнее?

 — Планка у нас не сильно, но повысилась — на 1,8 процента. Бесплатные соцуслуги люди трудоспособного возраста могут теперь получать при доходе ниже 14 тысяч 247 рублей, пенсионеры — 10 тысяч 945 рублей. Бесплатные услуги мы оказываем в рамках гарантированного перечня. А есть еще дополнительные. Если бабушке нужно постричь овец, подправить забор, вскопать огород, она все равно будет искать человека, который это сделает, и платить ему деньги. А почему это не могут взять на себя соцработники, став своего рода «универсальными солдатами»? Тем более что люди они надежные, да и тарифы у нас не такие высокие. Кроме того, с прошлого года наши организации начали оказывать услуги по присмотру и уходу за детьми. Пока речь идет о кратковременном формате: социальные няни приходят к детям два раза в неделю на 3,5 часа. Этой возможностью сейчас пользуются более тысячи семей. Но соцработники этим не ограничились и начали создавать детские группы. Первая ласточка — небольшая группа по присмотру и уходу — в ближайшее время начнет работать в Демском районе Уфы. Но самое, как мне кажется, перспективное направление — корпоративные комнаты по присмотру за детьми. Они уже действуют в педуниверситете, кардиоцентре. Это удобно: идешь на работу и оставляешь там ребенка. Он весь день в шаговой доступности, можно в обед сходить посмотреть. У нас таким опытом могли бы заинтересоваться торговые центры, в которых работает огромное количество женщин. Только нужны инициаторы со стороны предпринимателей. Неплохо было бы стандартизовать эту услугу и предусмотреть хоть какую-то «рассаду» со стороны государства. Допустим, выдавать каждому родителю сертификат на определенную сумму в месяц. Это позволило бы, во-первых, легализовать этот рынок, а самое главное — помочь работающим родителям.

Автор: Галина Тряскина


Возврат к списку